• Главная
  • |
  • Информационный бюллетень
  • |
  • чАвО
  • |
  • карта сайта
  • О программе
  • Беларусь
  • Россия
  • Украина
  • Материалы
  • Актуальное
  • С.ГЛУЗМАН О ДОКТОРЕ ЗАЛЬМЕ

    С.ГЛУЗМАН О ДОКТОРЕ ЗАЛЬМЕ

    Bookmark and Share

    Доктор Зальм умер два года назад, но его идеи, мысли, то, чем он болел, очень важно для нас сегодняшних. Предлагаем вашему вниманию статью главы Консультационного совета программы "Место встречи: диалог" в Украине, психиатра Семена Глузмана об этом человеке.  

     Мартин Зальм умер. Хочу сохранить память об этом теплом, искреннем человеке. Он бывал у нас не раз. Память о нем очень нужна нам, в Украине. Потому что он, немец, болел своим прошлым. Именно своим, не отделяя себя от истории своей страны, своей семьи.

    Когда-то, в конце 60-ых прошлого века молодой русский журналист Гусаров написал для Самиздата пронзительное эссе о своем отце–палаче «Мой папа убил Михоэлса». Сегодня в Украине нет необходимости писать в Самиздат, открыто публиковать можно всё. Увы, не пишут здесь такие тексты. Не хотят, не могут. Что-то отличает потомков советских убийц и их вдохновителей от таковых в Германии. Отличает от Мартина Зальма.

    Память о совершенном твоими родителями зле – мощный способ нравственной иммунизации твоей страны. Все мы знаем: в начале было Слово. Мы обязаны проговорить вслух прошлое дорогих нам людей. Слово не позволит прошлому вернуться.

    А сейчас – короткое и пронзительное слово Мартина Зальма. Работая в немецком государственном фонде «Память, ответственность, будущее», он хотел частично искупить вину своих родственников. У него получилось.

    «3.08.2015

    Дорогая Леся,

    ...

    Вы упоминаете об интервью, которое однажды брали у меня, тогда вы спросили о моем личном отношении к национал-социализму. Ну, я думаю, в этом нет ничего особенного и таинственного. Эта тема меня заинтересовала благодаря моим родителям и моим дедам. Они практически никогда не говорили о времени до 1945 года. Когда я стал подростком, то не хотел уже больше мириться с этим, и стал сильно раздражать моих родителей вопросами. Я практически ничего не добился, кроме совершенно неправдоподобных утверждений: «Папа всегда стрелял над головами» или «Но в бункере царил порядок!». Нужно сказать, что мой отец был призван в 16 лет и воевал «всего лишь» на Западном фронте, и что моя мама с ее матерью провели множество ночей в бункере в Дюссельдорфе, спасаясь от бомбардировок, в то время как муж бабушки служил в Норвегии – это был мой любимый дедушка, который (чего я не замечал, будучи ребенком)  и после войны остался убежденным нацистом.

    Моя бабушка (мама моей мамы), которую я очень любил, однажды все же рассказала мне об утре после так называемой «Кристальной ночи». Она шла на работу, как и каждое утро по улице с еврейскими магазинами, и увидела царящий там хаос из осколков стекла и разбросанных товаров. Посреди этого беспорядка на корточках сидел старый бородатый еврей и собирал свои вещи… Это было единственное теплое и сочувствующее слово, которое я когда-либо слышал от моей бабушки (и вообще от кого-либо из моей семьи) о евреях или других жертвах нацизма.

    Эта же бабушка вместе со своей дочерью (моей матерью) спаслась от постоянных бомбардировок союзников благодаря программе по эвакуации детей „Kinderlandverschickung“ в Шварцвальде. Там войны не было. Но однажды там появились американские танки и солдаты. Тогда моя бабушка впервые в жизни увидела негра. Она была в ужасе и очень беспокоилась о дочери. «К счастью вечером американцы заперли «призраков», - был ее комментарий.

    Я, как молодой человек, не хотел иметь ничего общего с этим пренебрежением, с этим незнанием и с этим желанием не знать, поэтому стал изучать американистику, выучил испанский и на протяжении десяти лет работал в Латинской Америке и прежде всего для нее. Позже также в Африке и Азии. Везде меня настигал национал-социализм. В Латинской Америке в лице евреев-эмигрантов, а немного позже в лице старых нацистов. В Африке меня как немца часто приветствовали «Хайл Г…», думая, что это меня обрадует. Там я увидел множество английских и американских послевоенных фильмов. В Германии их не показывали, поскольку злодеями там всегда были немцы.

    Таким образом, я, как молодой человек, хотел сделать мир лучше, но все время наталкивался, прежде всего, на мое нацистское прошлое. Так что я должен был заняться этим. У меня не было другого пути. Я прочитал множество книг, посмотрел множество фильмов, одновременно делая карьеру социального менеджера в сфере помощи развивающимся странам. Возможность выполнять свою функцию в Фонде «Память, ответственность и будущее» стала для меня счастливым шансом. Так я мог на своей основной работе заниматься темой, сопровождавшей меня всю мою взрослую жизнь (возможно, даже задолго до нее), и привнести в нее то, чему я научился на других должностях. Это была большая привилегия!

    Я думаю, что сейчас для меня эта тема «пройдена». Теперь мне не хватает сил, чтобы еще больше сделать в этом направлении. Но я думаю, что мое поколение сделало много, именно потому, что наши родители и деды сказали нам так мало правды.

    ...

    Приветствую вас очень сердечно,

    Ваш

    Мартин Зальм»

    Доктор Мартин Зальм, бывший председатель правления фонда «Память, ответственность и будущее» (EVZ), умер 7 ноября 2015 года. Он восемь лет руководил фондом EVZ, который был учрежден в 2000 году для выплаты компенсаций бывшим подневольным работникам нацистского режима. После завершении выплат в 2007 году фонд стал поддерживать международные проекты в следующих областях: критическое рассмотрение истории, выступление за права человека, меры на благо жертв национал-социализма.

     

    Семен Глузман

    психиатр

    LB.ua © 2015. Проект Института Горшенина

    http://society.lb.ua/life/2016/08/29/343834_martin_zalm.html